Вверх
61687e2b 0c7d 4bac aa8f cf2260f73563

Интервью с директором и основателем Rentaphoto Верой Башун: о бизнесе, пандемии и кризисе

Дата публикации: 29.05.2020
Интервью с директором и основателем Rentaphoto Верой Башун: о бизнесе, пандемии и кризисе

Непростая эпидемиологическая и экономическая ситуация сегодня коснулась каждого. В это сложное время мы много слышим о разумном потреблении, об идее объединения всех и оптимизации всего… В этой статье мы хотим рассказать вам о компании, которая как раз сейчас встречает своё пятнадцатилетие: с закрытыми «на вход» офисами, но оптимистичным взглядом в будущее. О компании, которая уже пятнадцать лет не говорит, а делает всё для того, чтобы творчество стало доступно каждому. О компании, которая делает потребление разумным, а расходы на производство — эффективными. Эксклюзивное интервью Prophotos.ru даёт генеральный директор и основатель Rentaphoto Вера Башун.

— Расскажите, как появилась идея организовать в России прокат фото- и видеотехники?

Это было копирование мирового опыта или пришлось разрабатывать все процессы с нуля с учётом российских реалий? С какими необычными вызовами пришлось столкнуться и как вы их преодолели?

Это было 15 лет назад и нас в дружеской компании было 4 товарища. Один увлекался сноубордом. Когда он захотел в очередной раз поехать кататься на сноуборде в горы Кавказа на Домбай, то решил заодно поснимать окрестности и катания. У него была собственная камера Minolta и он хотел взять с собой новый объектив. Он искал-обыскал всю Москву, весь Домбай и ничего не нашёл — ни объектива, ни сервиса. Тогда он пришел в нашу дружескую компанию с идеей «Давайте открывать прокат».

Как раз в тот момент я искала новую идею или бизнес. У меня был существенный опыт разработки методик оценки финансового состояния компаний, я работала в Рейтинговом Агентстве «Эксперт» начальником отдела и самостоятельно разрабатывала такие методики для лизинговых, строительных, промышленных компаний.

Мне было очень интересно и важно попробовать что-то самой. Я полгода находилась в поиске идеи, у меня был начальный капитал. И я подумала «Почему нет? Прокат — классная тема». Посмотрели сколько это может стоить, накидали бизнес-план, подумали «да, это может выстрелить». И запустились.

Это не было копированием мирового опыта. Потому что тогда — в 2005 году, когда мы запускали прокат — никакого мирового опыта не было. И мы действительно смотрели США и Европу с целью взять и что-то сделать похожее, воспользоваться хоть чем-то готовым. Ни в одной стране мира в тот момент не было ничего подобного, мы не нашли абсолютно ничего. И поэтому всё, что мы делали было абсолютно с нуля. Все процессы разрабатывали прямо здесь и сейчас. Мы не пользовались готовыми схемами.

И это и был самый большой вызов — мы по сути создали рынок фото и видео проката в России с нуля в том сегменте, в котором мы работаем. До этого, конечно, существовали кино прокаты, где можно было взять технику стоимостью от 100 000 рублей в смену. А мы давали возможность людям взять один объектив стоимостью 300 рублей в смену (в день). И это был абсолютно новый уникальный сегмент. Только через 3 года в 2008 наш бывший партнер сделал ещё один прокат в Москве, в 2009 году — появился третий прокат. И дальше прокаты стали открываться (и исчезать) с некоторой регулярностью. Тот рынок фото и видео проката в Москве, который сейчас существует, создали мы.

Самый необычный вызов на протяжении первых трех лет — это системные возражения от продавцов техники, от банков, от клиентов: «Зачем мне нужен ваш прокат, если я могу купить? Зачем вы нужны?». Отдельная тема — мы пришли на очень мужской рынок. В руководстве кинокомпаний, прокатов, студий 95% мужчин. Практически все операторы и фотографы в России на тот момент были мужчины, только 5% — женщины.

Вдобавок я сама не увлекаюсь фото и видео — я сама не снимаю. И это тоже один из вызовов — понять потребителя без того, чтобы снимать самой. Тогда было очень много возражений ко мне лично. А сейчас я думаю, что это и хорошо! Это то, что сработало. Когда я не являюсь тем, кто формирует запрос, я могу лучше слышать потребности клиента и реализовать их в бизнесе

— Вы помните своих первых клиентов? Как это было?

Да, я помню всех первых клиентов. Так получилось, что мы открылись 9 мая. И это произошло скорее потому, что невозможно было откладывать. Никакого другого важного значения в этой дате нет. Три дня накануне открытия мы занимались нашим первым помещением, процессами, инструкциями — и всё равно оставалось ничего не прописанным. Мы подумали «окей, физически — помещения, люди, техника, договоры готовы». И мы открылись 9 мая, весь день пили шампанское. Мы себе сказали, что в первый день никого не ждём. Но, конечно же, ждали, расстроились за день. И к вечеру под закрытие пришел наш первый клиент — без звонка, предупреждения или заказа. Для нас тогда это было чудо и знак, что стоит двигаться дальше.

Наш первый клиент взял в аренду сканер для пленок на 2 дня. Это были первые наши заработанные 800 рублей. С этого всё началось. Мы сохранили наш первый договор, он висит у нас в рамочке в офисе.

Конечно, я помню очень многих наших первых клиентов, особенно первого и второго года, ведь я сама стояла за стойкой проката. Эти люди стали нашими друзьями, партнерами, они очень помогали нам в процессе становления.

В 2008 году мы переезжали из первой маленькой точки проката в большее по размеру помещение, это был очень сложный для нас с финансовой точки зрения переезд. В этот момент мы попросили у них помощи. Возможно, это был первый пример краудфандинга в России: мы разослали всем партнерам письмо с просьбой помочь нам финансово и многие «скинулись».

Я также хорошо помню наших первых клиентов, которые становились нашими сотрудниками. Очень хорошо помню наших клиентов, которые становились нашими «амбассадорами». Мы до сих пор мы часто встречаемся на мероприятиях и вечеринках, которые устраивает Rentaphoto.

— Что такое Rentaphoto сегодня, скажем так, на момент написания статьи? Чего удалось добиться, а какие планы остались нереализованными?

На момент написания статьи мы находимся в режиме выхода из самоизоляции. На данным момент (конец мая 2020) наша деятельность приравнена к «каршерингу» и приостановлена.

У нас были большие планы, мы очень много для этого сделали и поменяли внутри компании, очень много вложили внешне — закупили съемочной техники в прошлом году. Мы рассчитывали на удачный год и готовы были к росту (он и случился в январе и феврале). Мы до сих пор готовы, ждём снятия ограничений, чтобы проверить наши теории и гипотезы. Все планы, которые мы намечали на этот год, пока что реализовываются. Основные изменения, которые мы планировали, были в улучшении наших процессов — этим мы сейчас и занимаемся. Да, сейчас очень сложная внешняя среда, нет никаких финансовых поступлений. При этом есть задача сохранить костяк команды.

Это сложные моменты для нас и для команды. Конечно, сейчас мы не можем выплачивать премии или позволить вложения в улучшения и расширения. Мы вынуждены были закрыть офис Rentaphoto ARTPLAY.

Мы в промежуточном состоянии — готовности к тому, чтобы предложить нашим клиентам услуги в новом качестве сразу после открытия.

— Как бы вы охарактеризовали вашу миссию? Какие преимущества есть у идеи проката оборудования — любого и в одном месте? Возможно, Вы расскажете о каком-то интересном проекте, который сделан на вашем оборудовании?

Собственно практический любой проект, снятый на технику Rentaphoto, и есть отражение нашей миссии. Мы верим в силу творческого сообщества и предоставляем технику и сопровождение для реализации совершенно разных проектов. Например, фотограф Дарьян Волкова снимала такой трогательный и совершенно некоммерческий проект — про искусство, балерин в атмосфере музея.

У Дарьян не было сомнений в выборе камеры, а вот чтобы раскрыть задумку и красоту балерин в помещении Мультимедиа Арт Музея нужно было много световых приборов и сопровождение. Вот оно — соединение творческой задумки и технического инструмента.

Мы верим в развитие, как творческое, так и техническое. Причём с нашими клиентами это взаимный процесс — мы даём пробовать технические новинки, которые не купишь для коммерческую съемку без теста. И тем самым чуть-чуть двигаем прогресс вперёд, распространяем знания и технологии. Это работает и в обратную сторону — к нам приходят клиенты с определённой задачей и просят купить/сделать технику конкретно под проект. Например, так было с тревел-шоу tutureal для канала 2х2. Аудитория проекта — гики, интересующиеся субкультурами, компьютерными играми, знаковыми кино и мультфильмами. Всю передачу снимали POV — «от первого лица», чтобы сымитировать компьютерную игру. Мы обеспечивали проект как обычной съемочной техникой (камеры, оптика, стабилизаторы, штативы, плейбек), так и уникальным шлемом, которые наши инженеры сделали индивидуально под этот проект (теперь его могут взять в аренду другие клиенты). Весь съемочный комплект проехал с группой по маршруту Хельсинки, Берлин, Прага, Будапешт, Петербург, Казань, Екатеринбург и Москва. Вместе со съемочной командой зрители прошли восемь уровней-мегаполисов и изучили самые странные места, в которые не заходят скучные туристы.

Идея «много съемочной техники — любой, в одном месте и быстро» отозвалась, например, у авторов документального фильма Raving Riot. Фильм описывает историю протестов в Грузии, произошедших в мае 2018 г. События развивались стремительно. Волею случая на месте начинающихся протестов оказался режиссер, который начал снимать на свою камеру. К нему в течение буквально пары дней вылетели с техникой Rentaphoto остальные члены съемочной группы, для того чтобы успеть заснять события. Эти съемки и легли в основу документальный фильм, который с успехом прошел по фестивалям. Сложно представить, что в такой момент продакшен или съемочная группа согласовывает бюджет и, например, закупает технику.

— Наш журнал давно сотрудничает с вами. Вы для нас — палочка-выручалочка, когда нужно срочно получить недостающую технику для наших материалов. А какие вообще ваши клиенты сегодня? Расскажите о них, о том, как вы с ними взаимодействуете.

Наш клиент сегодня — это в основном видеопроизводство. Практически весь видеоконтент, с которым вы встречаетесь в онлайне — от простой видеоинструкции к холодильнику до рекламы, съемок концертов или обучающего курса — снимается видеографами или продакшенами на арендную технику. Поскольку фрилансеры и агентства снимают под совершенно разные задачи в разных условиях, им зачастую нет смысла и бюджета закупать съемочную технику. Среди наших клиентов увеличивается число так называемых individual filmmakers — вместе с растущим запросом на видеоконтент. Это такие классные ребята, которые делают креативные коммерческие проекты самостоятельно или с минимальной съемочной командов: сами придумывают для клиента креатив, сами пишут сценарий, сами снимают и монтируют. Я думаю, Youtube, обучающий контент и новый формат самозанятости сделали своё дело в этом сегменте.

Около 20% съемок — это документальное кино или специальные ТВ проекты.

Нам приятно, что фотографы остаются с нами, хотя фотосъемки сейчас занимают около 5-10% в рентале. Мы часто видим, как профессионалы совмещают фотосъемки с видео- и кинозадачами. В основном мы работаем в сегменте b2b, т.е. наши клиенты работают на коммерческих проектах или сами организовывают коммерческие съемки. При этом мы видим и творческие проекты среди съемок клиентов — это приятно и ценно для сообщества.

Практически 90% заказов клиенты забирают оффлайн в наших прокатах. Здесь собираются съемочные команды, тут же технику тестируют. Наши менеджеры за стойкой очень много общаются с клиентами вживую. Думаю, что после отмены самоизоляции акцент будет на доставках и удаленном взаимодействии. Оформить заказы и получить консультации, просчеты можно онлайн — телефон, сайт, почта, мессенджеры. У корпоративных клиентов есть индивидуальные менеджеры, которые ведут тесты, заказы и все документы по клиенту.

— Многим людям страшно брать в аренду дорогостоящее оборудование. Ведь в случае видеосъёмок, например, речь может идти о миллионах рублей. Хороший фотокомплект — это полмиллиона и более. Как у вас организован процесс аренды? Как удаётся минимизировать риски? Насколько сложен процесс оформления, получения и возврата? Может ли фотограф «влететь на большие деньги» из-за царапины на объективе, как это бывает, например, при аренде автомобилей?

Действительно, вопрос про сам процесс аренды и минимизации рисков — это самый сложный вопрос в прокате, как для бизнеса так и для клиента. Он определяет конкурентные преимущества проката, это и есть один из наших уникальных факторов.

Мы научились за эти годы держать такой баланс рисков, что для нас прокат выгоден. С точки зрения финансов мы сделали нашу экономику прибыльной. Это очень сложный вопрос, особенно в прокате фото- и видеотехники. В отличие от каршеринга, это рисковый и опасный бизнес.

Естественно, фотоаппараты и видеокамеры намного сложнее в выдаче, чем автомобиль. Это нишевый продукт.

Разумеется, мы проверяем всех клиентов, у нас есть система безопасности, есть своя уникальная скоринговая система, есть страховки для нас и для клиентов. Мы предпринимаем очень много разных усилий, чтобы минимизировать риски.

Это немного усложняет процесс оформления, процесс получения-возврата оборудования. Для нас это основной вызов в 2020 году — как сделать процесс максимально простым и удобным для клиента, сохраняя тот баланс рисков, при котором наш бизнес может существовать.

Да, конечно, фотограф может влететь на большие деньги из-за царапины на объективе. Причём, подозреваю, что даже на большие, чем царапины на автомобиле. Потому что линза объектива стоит сильно дороже, чем железо, из которого сделан автомобиль.

Например, ремонт объектива профессиональной серии Canon может стоить 50 000 — 70 000 рублей. И, разумеется, когда фотограф или видеооператор берёт у нас оборудование, он принимает на себя очень значительные риски. Именно поэтому мы около 5 лет назад ввели услугу страховки и очень активно её предлагаем, это позволяет минимизировать для клиентов риски.

— Как удаётся обслуживать такое огромное количество фототехники и поддерживать его в рабочем состоянии?

Как? Сначала с трудом! Потом проще. Сейчас это уже для нас норма.

На обслуживание техники мы смотрим как на бизнес-процесс. Он состоит их разработки процесса, улучшения. Дальше мы ищем точки, где что-то не получается или работает неэффективно, исправляем. Делаем ежедневную работу, масштабируем удачный опыт.

У нас есть собственная служба инженеров, у нас есть пул партнеров, которые ремонтируют оборудование. У нас есть профилактика, которую мы постоянно делаем.

Да, на стойке случаются моменты, когда техника может оказаться не такого качества, как рассчитывает клиент. Это возможно, поскольку это действительно очень большой объём оборудования и какая-то техника может выйти из строя так, что мы не заметим. В фотоаппарате есть огромное количество моментов, которые нужно проверять. Поэтому мы всем клиентам в момент выдачи настойчиво рекомендуем проверять те настройки и функции, которые для них критичны в предстоящей съёмке.

Например, в фотоаппаратах есть USB-выход, и некоторые фотографы снимают через USB. У нас таких клиентов по статистике 1 из 20. Этот выход очень легко повредить. Если планируете съемку с использованием USB выхода, мы горячо рекомендуем проверить именно этот параметр при получении техники. Потому что у 19 клиентов, которые арендовали эту камеру до данного случая, такой проблемы не было обнаружено.

Другой пример повышенного внимания — заряд аккумуляторов. У нас есть свои нормативы, т.к. аккумуляторы очень подвержены износу. Но иногда бывает так, что какой-то аккумулятор оказывается бракованным. Или он подвергается таким температурным воздействиям в процессе конкретной съемки, что срок его службы уменьшается на 40%. Это крайне сложно выявить, обязательно проверяйте при получении техники.

— Мы сейчас — весь рынок создания визуального контента — оказались в непростом и совершенно подвешенном состоянии. Но жизнь на этом не заканчивается. Как вы видите творческую среду после «кризиса», когда все смогут не то что нормально работать, а хотя бы свободного перемещаться и общаться? С чего должна начать оживать индустрия?

Индустрия состоит из двух глобальных направлений — коммерческая и некоммерческая. Коммерческая среда должна начать «оживать» с заказчиков. Нам нужно, чтобы все те небольшие и большие бизнесы возвращались в свою работу. Здесь процесс может начаться только с точки заказчика. Это предельно просто.

Конечно, на первом этапе всем будет очень тяжело, т.к. у бизнесов нет денег, например, вносить предоплаты или соглашаться на те условия, которые были «до кризиса». Нужно вспоминать опыт 2008 или 2014 года, когда приходилось работать за меньшие деньги. Количество заказов сократится, на несколько месяцев точно. И, думаю, коммерческим фотографам и видеоператорам, скорее всего, придётся сокращать свои ставки. Верю, что рано или поздно всё вернётся на круги свои и ситуация улучшится.

Я прогнозирую 1,5-2 года — период восстановления коммерческого сектора, в том числе к докризисным ценам. Количество денег в экономике уменьшилось, средств на перезапуск коммерческой креативной индустрии просто нет, к сожалению, это норма кризиса.

Что касается некоммерческих креативных проектов, то здесь есть два «источника возврата». Сами фотографы/видеографы, которые хотят снимать, которые будут снимать. Мы со своей стороны делаем очень многое, чтобы поддержать их. У нас есть специальная программа поддержки проектов, в рамках которой мы предоставляем на определенные проекты оборудования на особых условиях. Со своей стороны, самим своим сервисом мы делаем максимум, чтобы некоммерческая креативная среда оживала и возрождалась после кризиса.

И вторая часть поддержки творческих проектов - это государство и культурные институции (билеты на выставки, на концерты, в театры). Любые деньги, которые зрители готовы вкладывать в развитие визуального (и не визуального) контента.

— Как вы думаете, станет ли прокат более востребованным из-за неизбежного подорожания фототехники или, возможно, даже распродажи собственных активов фотографами и видеографами? Возможен ли переход на тотальный принцип аренды оборудования или нас ждёт какой-либо другой сценарий?

На самом деле, конечно, да. Весь опыт предыдущих кризисов показывает, что при экономическом падении и сокращении денег в экономике люди выбирают то, что им ближе по цене. И, естественно, прокат по цене выигрывает по сравнению с покупкой. Дело не в подорожании фототехники. Сейчас выгоднее арендовать, чем приобретать (я говорю о коммерческих съемках). Даже при узкой специализации фотографа или оператора арендовать всё равно выгоднее.

В период кризиса прокаты, конечно, будут предлагать специальные условия или скидки, постоянные скидки и программы лояльности.

При нынешних ценах на съемочную технику, если владелец использует её меньше чем 100 раз за год — выгоднее арендовать. Здесь есть возможность выбора, не ограничиваться одним видом оборудования. Под конкретную съемку есть возможность арендовать ровно то, что нужно — дорогое или дешевое оборудование под задачу, специальные «приблуды» под творческие задачи. Правда, есть альтернативные издержки. Например, стоимость «добраться до проката» — во времени и цене транспорта.

Когда у людей есть деньги (или их есть много), конечно, они предпочитают инвестировать в покупку съемочной техники. Это вопрос потребностей и разных сценариев поведения и разных задач.

Есть съемочные задачи, под которые интересно, нужно, полезно и просто приятнее купить съемочную технику. А есть съемочные проекты под которые интересно и полезно технику арендовать. Это просто разные сценарии потребительского поведения в условиях разных задач.

— Как вы планируете отреагировать на новую ситуацию? Есть ли какие-то идеи или запланированные шаги, которые видны уже сегодня? Давайте аккуратно поговорим о планах.

Давайте! Какую-то часть планов мы сохраним в секрете.

Мы прорабатываем несколько сценариев развития ситуации. Что я могу точно сказать — мы развиваем доставку (это один приоритетов), санитарная обработка оборудования (мы много сил и времени вложили в то, чтобы наладить эти процессы) — здесь нам необходимо улучшаться, внедряем в ближайшее время.

Мы очень соскучились по нашим клиентам, по людям и нашему рынку. Как только снимут ограничения передвижения и организации небольших массовых мероприятий, мы планируем устроить garage-sale и вечеринку по случаю нашего 15-летия.

— Что вы посоветуете вашим клиентам — постоянным и будущим? Как нам вместе войти в новую эру и не бояться её?

Вы знаете, мне очень сложно говорить о том, как чего-то не бояться. Страх — это абсолютно естественная реакция человека на новое. Я могу говорить только о том, что делать с этим страхом.

Надо идти туда, где твой страх. В моей практике это работает. Я точно знаю, что если страшно, то именно там и есть самый большой рост и развитие. Не всегда получается туда идти. При этом это ровно то,что нужно делать в любой кризис.

Новая эра — это возможность поменять что-то в своей жизни, отказаться от того, что больше не работает и не сработает никогда. Да, сейчас нам кажется, что какие-то привычки сложно менять. Но этот шаг даст нам возможность вместе жить и наслаждаться жизнью в следующие 10-15-20 лет. До следующего кризиса или следующей пандемии. Изменения постоянны, это суть жизни. Если бы мы не менялись и всё было бы так как есть, мы не были бы теми существами, которые так стремятся к развитию. В любом развитии я вижу смысл самого существования.

Идти вперед, смотреть вокруг, помнить о тех кто рядом, поддерживать и помогать — это делает нас людьми. И больше понимания. Вот мой универсальный совет.

Всем очень сложно сейчас, по разным причинам. Кому-то сложно менять свои привычки, кому-то сложно перестраиваться, кто-то впадает в такой уровень стресса, который для него слишком велик. И поскольку каждая личность — уникальная вселенная, у каждого свой уровень стресса. И для меня очень понятна реакция многих людей. Иногда она бывает агрессивная.

Пожалуйста, помните — мы все люди. Важно, какими мы выйдем из этого кризиса. Как мы ведём себя по отношению ко всем, кто нас окружает. Кому-то нужна помощь и поддержка и это очень естественно для человека помогать и поддерживать другого человека. Давайте помнить, что это первично и это точно самое важное. Всё остальное приложится.

Дата публикации: 29.05.2020
Комментировать
0d62593f c699 4da1 8c0b f76c935d30a1 square 100
Георгий Полицарнов и Вера Башун

Другие статьи рубрики

Показать больше статей

Вопросы эксперту

Dmitry Egorov, 2020-06-02T20:55:47

Спасибо вам за отличный сервис и интервью!