Вверх
  • Жозеф Нисефор Ньепс — он сделал первые в мире фотографии
  • Зарождение фотографии — вклад Луи Жака Дагера
  • История оптики Pentax: байонетные объективы
  • Рождение человековещи. Китайский фотоавангард
  • История компании Ricoh: оригинальный подход к фотоотехнике
  • О «цифре» и Нобелевской премии
  • Banner 80x80 02 779bbaa679dc6b7f4c049292657342c566f6285974b656e2652cf5dfbf093090

Рождение человековещи. Китайский фотоавангард

Обсудить

Двадцатый век, распутывая хитросплетения кодов, смыслов и знаков, пришел к неожиданному, простому и несколько пугающему выводу: не человек говорит на языке, а язык «проговаривает» человека. Знаковая система определяет мышление человека, оставляя ему лишь небольшое пространство для якобы свободного маневра. Попытки свести все многообразие языковых и культурных кодов к одной универсальной структуре себя не оправдали.  Произошло очередное столкновение птоломеевского и коперниканского. И человек в очередной раз был вынужден подвинуться из незыблемого центра на периферийную орбиту. С иллюзией неограниченной интеллектуальной свободы и объективности пришлось расстаться. Это событие принято называть «лингвистическим переворотом» и в наибольшей степени оно отразилось в научной сфере, хотя и в искусстве оно породило постмодерн как бесконечную игру с перемешиванием кодов.

Рождение человековещи. Китайский фотоавангард

RongRong & Inri

Рождение человековещи. Китайский фотоавангард

Cao Fei

Двадцать первый век подводит человека к еще одному неожиданному перевороту, на этот раз в социальной и эмоциональной сфере. Кратко его суть можно сформулировать так: не человек создает и использует вещи, а вещи создают и используют человека. Причем процесс этот намного глубже чем простая и не новая уже коллизия «быть или иметь». Скорее речь идет о том, что человек постепенно превращается в манифестацию собственных вещей, в некоторый новый гибридный субъект, в человековещь. 

Не заметить эту трансформацию на самом деле довольно трудно, поэтому она достаточно ярко отражена в современном искусстве. Особенно это показательно на примере современной китайской авангардной фотографии. Для нее образ человековещи становиться центральным и сквозным.

Рождение человековещи. Китайский фотоавангард

Cao Fei

Рождение человековещи. Китайский фотоавангард

Hong Hao

Есть три причины, по которым образ человековещи в китайском фотоавангарде особо интересен. Первая причина: «everything is made in China». Большая часть вещей в мире производится в Китае, вся страна — огромная фабрика, существующая в контексте непрерывного производства.

Рождение человековещи. Китайский фотоавангард

Hong Hao

Рождение человековещи. Китайский фотоавангард

Hong Hao

Рождение человековещи. Китайский фотоавангард

Zeng Li

Рождение человековещи. Китайский фотоавангард

Zeng Li

Вторая причина: прорыв в мир консьюмеризма для китайского общества, впрочем как и для российского, явление относительно новое и потому остро воспринимаемое.

Третья и главная причина: китайцы могут это явление отражать более-менее беспристрастно. У европейцев и американцев, воспитанных на идее индивидуализма, свято верующих в собственную уникальность, процесс появления человековещи (в том случае, когда на нем вообще акцентируется внимание) вызывает реакцию остро негативную и почти истеричную как покушение на свободу. Китайцы, лишенные столь обостренного индивидуализма, способны этот процесс просто зафиксировать и описать.


В творчестве китайских фотографов можно увидеть разные преломления единого образа человековещи: человек, затерянный среди огромных вещей, человек-винтик, человек-игрушка, человек-манекен. Особенно сильны образы просто вещей, сомодавлеющих и абсолютно самодостаточных, вещей существующих не для людей, помимо людей, и, как может показаться, вместо людей. Эти фотографии не имеют ничего общего ни с жанром пейзажа, ни с жанром натюрморта, это скорее очень специфические портреты.

Рождение человековещи. Китайский фотоавангард

Zeng Li

Рождение человековещи. Китайский фотоавангард

Wang Qingson

Формальные изобразительные средства китайского фотоавангарда во многом сходны со средствами традиционной китайской живописи: композиции-орнаменты, характерные для жанра «гор и вод», смысловое масштабирование объектов, плоскостная передача пространства, - создают особую символическую структуру снимка. Китайская фотография, как это не парадоксально для визуального сообщения, намного более текстуальна, чем европейская. Для европейского искусства, даже концептуального, фотография – в первую очередь пластический факт, поэтому в европейском искусстве так много внимания уделяется формообразованию, стилю. В китайском искусстве грань между текстом и изображением не столь очевидна, что, по-видимому, связанно с иероглифической системой письма, интегрирующей текстуальное и визуальное начало. Этот текстуальный характер фотографий значительно заостряет напряжение от восприятия человековещи. Перед зрителем предстает обнаженная внутренняя структура человековещизма, лишенная какой-то специфической эстетической или антиэстетической формальной интерпретации. Находящийся под напряжением провод смысла (или бессмысленности) лишен разноцветной изляции, и потому довольно сильно бьет током.

Рождение человековещи. Китайский фотоавангард

Wang Qingson

Рождение человековещи. Китайский фотоавангард

Maleonn

Характерно, что образ человековещи настолько силен, что воплощается не только в арт-фотографии, но и в фотожурналистике. На World Press Photo 2009 победили две серии китайских авторов, построенные на этом образе: серия, в которой известные кадры военных фотографов воспроизводятся при помощи игрушечных солдатиков, и серия “Олимпийские игры по телевизору”, в которой герои-спортсмены всего лишь незначительный элемент на экране. 

Есть в работах китайских фотографов и мотив сопротивления человековещизму, столь для нас понятный и близкий, однако он не занимает центрального места, что вызывает рефлекторный страх и дискомфорт при просмотре.



Рождение человековещи. Китайский фотоавангард

Maleonn

Итак, китайская авангардная фотография дает хирургически холодную и беспристрастную возможность заглянуть в глаза человековещи. Просто заглянуть без восторженности и преклонения. Без истерики и обличительного пафоса. 
Просто заглянуть.
Это может напугать. Это должно напугать. И это пугает.

Опубликовано: 13.10.2009

Обсудить
User 281738baa93d28ad4d9b4f3d124a348b080a590f759f34ec3fd10c293d18ac04
Антон Буланков
Опубликовано 13.10.2009
Понравился материал? Есть советы, вопросы, предложения?
comments powered by Disqus
B6948ea6 cceb 4deb b1c5 2a9a758b32fd